.RU

Часть вторая - Супраментальное нисхождение


Часть вторая


^ ПРОХОД ЧЕРЕЗ ВУАЛЬ ИЛИ

ОЧИЩЕНИЕ КЛЕТОК


9


ЛЕС


Теперь мы входим в лес.


Мы входим слепо, не зная ничего, поистине. Вещи вздымаются со всех сторон, это джунгли переживаний. Развертываются озарения, сотни озарений, и вы думаете, что поняли, ухватили суть, механизм, но вас быстро переносит в какое-то другое место, где всё кажется совсем противоположным; вы больше ничего не понимаете, но понимаете ли вы что-то или нет, а переживание продолжает развиваться, совершенно независимо от того, что вы можете думать об этом; за мистерией следует мистерия, ясная, прозрачная, очевидная... и совершенно невообразимая. Мистерии одновременно очевидные и непостижимые. И всё же всё наполнено смыслом, изобилует смыслом, как дерево в джунглях со всеми его лианами и безумным великолепием; но что же это за дерево? У него нет имени. В 1950 году, находясь в сердце джунглей, географически в Южной Америке, сколько раз я оказывался перед чудом гигантского, развесистого дерева, ошеломляющего своими лианами и криками гнездящихся на нём птиц; ни у дерева, ни у птиц не было названия, и абсурдно, что даже созерцая чудо, ту тысячу чудес, я чувствовал, что как бы лишён чего-то: я не мог назвать дерево, назвать птиц; были тысячи вещей, деревьев, безымянных созданий, безымянных речек, безымянных болот в невероятном великолепном дилириуме. Так что я придумывал названия рекам и птицам, чтобы приручить чудо, внести небольшой порядок. Это было абсурдно, это было по-ребячески. Чудо было совершенно реальным безо всяких моих названий, но было так, как если бы оно не полностью существовало, не было бы полностью моим. Посреди своих переживаний, которые всё нарастали и нарастали, Мать также была знанием без знания. Однажды, столкнувшись с одним из тех безымянных фактов, она сказала: .


Тысячи раз будет , но Мать никогда не знала.


Мать никогда не знала.


Это кажется невероятным, но это так.


Она шла через лес из конца в конец, даже не зная, что это было, куда это вело или даже цель всего этого; у неё никогда не было единственного названия или единственного объяснения - или, возможно, были тысячи объяснений, каждая вещь была собственным объяснением. Это продолжало расти, прямо вверх, как дерево, и это было всё. И были тысячи деревьев. С этим ничего нельзя было поделать, кроме как идти через всё это, и сам факт прохождения через это составлял целый мир... без названия. Джунгли переживаний, которые казались связанными друг с другом не более чем было связано с речкой - и всё же, в конце концов, всё это составляло один мир. Вы не появлялись где-то, поскольку были там везде. Но неожиданно лес может вывести на саванну из изумрудных пальм, а затем откроется море. Вы могли и не видеть моря, находясь в сотне ярдов или миль от него, заслонённого нескончаемым болотом высохших стволов, где пищали и ползали и - но вы слышали море, ощущали его запах. Это было как один конец того мира - но какой конец? Нет . Когда мы узнаем это, всё уже будет сделано. Но это уже сделано! Это автоматически сделано благодаря тому, что Мать прошла через это, только мы не знаем этого, у нас нет карты - нет карты. Она прокладывала весь маршрут без карты - конечно же! Вы не идёте в неизведанное с картой неизведанных земель. Земли становятся известными благодаря тому, что вы проходите через них. Раз уж мы начертили карту - если мы преуспели в этом - тогда они скажут: Почему же, вот это всё! Всё станет , как они говорят: деревья будут занесены в каталог, а реки будут выделены в атласе голубым цветом, и всё будет приведено в : со всеми контурами, меридианами и пунктирными линиями. Но, тем не менее, это ещё не ... по крайней мере, для нас. Подводя итог, можно сказать, что мы идём в ещё-не-сделанный мир, который уже сделан!


Мать никогда не знала, что она делала: она просто продолжала идти. . является карта. И иногда мы гадаем, не заставляет ли появиться новый мир просто сам факт делания карты. Как магия. Если бы только одно существо смогло открыть свои глаза и увидеть контуры, соединить линии, нанести координаты на контурные линии и соединить реки с озерами, а это озеро - с той горой... не вызовет ли это внезапно к жизни ту безымянную массу, которая выглядит просто как зелёная стена перед нами?


Что является завтрашним миром.


Я следовал за Матерью шаг за шагом, не понимая ничего, или, скорее, с тысячью последовательных объяснений, и вряд ли я достиг большего сегодня, на странице ***, чем восемнадцать лет назад, когда Мать в первый раз начала со мной. Так что, давайте, скажем прямо: я не веду мастерски читателя в том направлении, которое я знаю заранее, но тщательно оберегаю его до конца. Я не знаю, что это за направление! Я веду читателя в ! - но, возможно, просто сам факт, что мы идём туда, сделает его . Это всё. Я слепо вхожу во всю эту массу, держась за руку Матери по другую сторону вуали и молясь, что она ведёт меня в правильном направлении - я не знаю направления. Это путешествие в неизведанное. Я пишу каждое предложение, не зная следующего. Невозможно вообразить, что это означает.


Эта история началась в 1957 году. Я находился в Ашраме уже в течение трёх лет, каждый день борясь с собой, чтобы не убежать. Я хотел вернуться в джунгли, в единственное место в мире, где, казалось, я мог дышать, со всеми его пальмами, тапирами и красными ревунами, и змеями, морем змей, но вы совершенно привыкаете к ним; спустя некоторое время вы чувствуете их даже не видя, и всё движется в одном и том же ритме, вы переступаете через змей, вы чувствуете всё и течёте со всем, вещи становятся частью вашего тела, жизнь течёт в ваших венах, деревья говорят с вами, ваши ноги идут сами по себе, как если бы они знали, куда идти - много раз я терял в джунглях свой компас, и всякий раз мои ноги знали лучше компаса правильное направление в том зелёном сплетении. Так что я очень хотел вернуться в джунгли, как бы на поиски золота, но игуаны сами по себе стоили их золота, и золото заключалось, главным образом, в его поисках. Но я был очень упрямым, я видел Шри Ауробиндо в 1946 или 47-ом году, и это открыло во мне некую дырочку, произвело некое непредсказуемое прояснение в моих джунглях отрицаний, и Шри Ауробиндо следовал за мной по пятам, улыбаясь (казалось, что он всегда улыбается, особенно его левый глаз), пока я бежал через леса и метался как молодой антропоид на заре появления человечества. Меня смутно тянуло назад, в Индию, чтобы . Хорошо, сказал я себе, пойду и попытаюсь пару лет, чтобы , а вдруг этот мир окажется совсем не похожим на остальные, и, самое главное, не похож на мой мир.


В первый же вечер по прибытию в Пондишери я захотел убежать немедленно, первым же поездом. Но я упрям, это моя слабость: я сказал ... Я потратил больше десяти лет, пытаясь не вернуться в свои джунгли. Мать имела для меня в запасе ещё одни джунгли.


И я ничего не мог поделать, я был захвачен вопреки самому себе и очень сердит на самого себя за эту захваченность. Мать много смеялась - не я. Она мирилась со всем, что исходило от меня, я держался в течение десяти лет. Такова уж мистерия человеческих образцов вокруг неё, а я был одним из них... невольно - и если я упоминаю о том, каким образчиком я был, то это просто для того, чтобы дать некое представление о собрании отрицаний, окружавших Мать. Каждый являл собой особенное отрицание. Особенную форму смерти, в действительности. Как-то я нашёл превосходный трюк, чтобы убежать, поскольку я не мог физически выбраться из того места: трюк . Я открыл некий способ выбираться через верх своей оболочки, нашёл маленькое отверстие, через которое проскальзываешь на простор... о, такой необъятный, ясный и ритмический, почти музыкальный, без каких-либо движений, проблем или вопросов: это есть, это чудесным образом есть. Ты купаешься там как в вечности... Пока однажды я не сказал Матери: - , - перебила она меня, - Другими словами, я был пойман. Никто не мог никогда вызволить меня оттуда, даже Мать, даже : это пропитано светом и красотой. Возможно, это был даже Бог, кто знает! Но внезапно я оказался в своей вечности как в горшке с мёдом, я прилип - но я не хотел вязнуть, даже в вечности. Это было начало моего падения... Мать ждала меня на дне.


Но с того дня я понял, я полностью понял, и я полностью полюбил Мать. Я начал входить в новый мир. И до последнего дня Матери я жил в полной вере, которая была совершенно очевидна, и я обратил всё своё отрицание мира в отрицание смерти. Потому что на самом деле я отвергал не мир, я могу видеть это сейчас, я отрицал сам запах смерти в мире, это был мир смерти. Возможно, я единственный из людей или один из двух людей, которые никогда не верили в физическую смерть Матери. И я всё ещё не верю. Потому что я видел, касался, чувствовал - только я не знаю, как поведать о том, что я видел. Карта ещё не начерчена. Мы будем чертить карту вместе. Возможно, в конце этого мы увидим Мать. Мы не верим в смерть; смерть - это ложь мира.


Мы развеем миф смерти.


Мы сделаем видимым то, что истинно.


Для тех, кто хочет этого.


Рождение


Я хотел видеть, это было первым моим стремлением, когда я прибыл в Ашрам: по мне, йога была прежде всего неким обучением зрения, которое происходит во время медитации с закрытыми глазами. Я был убежден, что было нечто, что стоило увидеть. Что? На самом деле я не знал. Действительно, я вовсе ничего не знал, я был с Запада в состоянии бунта, и любой способ изменить мир априори казался мне превосходным: Европа просто душила меня. Но я подразумевал материальное изменение мира. Дух был интересен для меня на уровне двух моих ступней. И таким я и был, получая свое первое и довольно разбивающее обращение из рук Матери: в действительности, я годами оставался потрясенным им. Дважды в неделю она вызывала меня к себе под тем или иным предлогом работы и рассказывала мне. Это началось в 1957. Я принимал свою работу как часть жизненных , но я вовсе не искал или даже не хотел привилегии персонально встречаться с Матерью. По мне, йога делалась в своей комнате, в одиночестве, а также во время гуляния по улицам в состоянии некоторой жажды. Мать исподтишка смеялась, слушая меня самым серьёзным образом, и попутно припоминала тысячу и один случай из её жизни, из Тлемсена, из её опытов... что постепенно, почти незаметно разрушало весь мой способ видения мира. Это были её опыты, тут нечего сказать, это не теория - с Матерью никогда не было какой-либо теории. А когда она говорила... о, эта чудесная смесь грома и мягкости и смеха, всегда смеха, едва скрываемого поддразнивания, и затем те внезапные вспышки света, которые раскрывали перед тобой грандиозные панорамы: ты оставался погружённым там и начинал вместе с ней видеть вещи. Ты видел, когда она говорила, это как если бы делалась осязаемой сила истины, как если бы приходило живое слово, вибрация, которая заставляла видеть; и всегда, в самые неожиданные моменты, когда она просто смеялась или говорила о некоторых , внезапно расширялись её безмерные алмазные глаза, и ты вступал в нечто иное, это было там конкретно. Это было вне обсуждений: вы же не обсуждаете фонтан. Я выходил оттуда, тряся головой: о, эта Мать!... Я чрезвычайно боялся быть чем-то пойманным, я не хотел быть пойманным, чем бы там ни было - кроме как самим собою, конечно же. Каждый является своей собственной наилучшей ловушкой. И я не очень хорошо понимал, зачем она рассказывала мне всё это - так много потерянных сокровищ, никогда не записанных, я не имел ни малейшего представления о том, что это было начало истории нового мира* *В действительности, поначалу она даже не хотела, чтобы записывали её слова; потребовалась индейская хитрость и соучастие Павитры, чтобы внести магнитофон: . Так вот. Это было , как бы там ни было! И так я ходил туда неделю за неделей, не совсем понимая, до какой степени она раскачивала меня своими тысячами историй, которые казались пустяками: было так, как если бы она медленно формировала во мне другой способ хождения по земле. Мне потребовались все эти годы, чтобы понять, сколь упрямо, болезненно, неослабно мы, человеческие существа, зажаты в тюрьме определённого атавизма. Это тюрьма из стекла, но более прочного, чем бетон, и через неё проходит только один тип лучей - а мы воображаем, что обладаем всем мировым спектром! Мы видим всё через маленький, определённым образом окрашенный луч или, если предпочтем, через бесцветный. Она разрушала мои стены... мягко, потому что любила меня (я не знал почему, также). Она могла разрушить всё, за исключением моей маленькой бесконечности наверху; это было неприкасаемо, это было моё большое убежище. Тем не менее, она разрушила и его, после десяти лет осторожного приближения. Я был тогда так крайне ошеломлен, что это стало для меня подобно третьему рождению в мире - в мире, который больше не был атавистической ложью материального рождения, не был полуложью духовного рождения наверху... это было как возрождение в материи, но в странного рода материи, которая не переставала изумлять меня.


Мое первое изумление, или мое первое смятение, пришло раньше, в первые годы, когда она говорила со мной в офисе Павитры, сидя в своем большом кресле с прямой спинкой, которое всегда напоминало мне трон английской королевы. Она обладала атмосферой королевы, эта Мать, и чем-то большим. Чувствовалась бесконечная близость и превосхождение со всех сторон; она была здесь со мной, и она была непостижимо удалена на тысячи световых лет, как если бы за Матерью была ещё одна Мать, за которой была ещё одна Мать; и иногда спадала вуаль, затем другая, и ты представал перед другими глубинами Матери, перед другими, совершенно другими гранями, но всё с той же улыбкой и глазами, которые становились чёрными как смоль или золотыми или ультрамариновыми или лазурно голубыми... и опять же было нечто иное, когда уже не было никаких глаз, а была некая бесконечность, продвигающая безмерность. И всякий раз ты входил в новое измерение: ты уже больше не видел Мать со стороны, как наблюдатель: ты входил в неё. С Матерью никогда не было теорий или даже образов: она заставляла тебя становиться тем, чем была или что видела в тот момент. Всякий раз, когда я возвращался от Матери, это было как возвращение из нового путешествия. Я путешествовал сквозь века, я путешествовал через огромные пространства. Тем не менее, я был ужасно материалистичен, и всё же был особым материалистом, потому что никогда не сомневался, что были другие пути видения, отличные от научных, но я был также уверен, что другой путь видения должен быть другим материальным путем видения вещей. Короче говоря, я был материалистом Духа, не зная этого. Например, я был уверен, что являлись неким материальным сгустком или развуалированием: бог, или кто бы там ни был, действительно входит в комнату. Он может прийти через стену, но он физически здесь. Ну, не так! Однажды Мать сказала западному дикарю, которым я был: . Всё обвалилось. Это не физическое, это мистификация. Возможно, всевышняя мистификация, но это нереально, подобно грёзе на двух ногах. Я никогда не отказывался от этой своей грёзы. Все спиритуалисты посмеются над моим ребячеством - и верно, это очень по-детски.


Но я был прав.


Я хотел, чтобы это было материальным.


Я хотел, чтобы это было другим способом материи.


Я искал супраментальный мир, не зная этого.


И она медленно меня шлифовала, тогда как я не замечал ничего, кроме того, что эта Мать казалась столь милой, но я был замечательно охраняем её любовью. Она должна была стать полностью беспомощной, сметённой слабостью и болью мира, чтобы я однажды понял, кем была Мать. И это не она заставила меня понять это: поняло моё тело, поняла моя плоть, поняла, почувствовала, полюбила моя человеческая боль. Заплакала также.


Проходили недели и месяцы, прошло три года, перемежаемых попытками убежать, но я всегда возвращался, как если бы я не мог отрицать или отречься от того, что видел с Матерью, как если бы мои джунгли были бы бегством от себя, возвращением к прошлому земли, а не прыжком в будущее; пока однажды, когда Мать сказала мне, просто так, в середине разговора, как бы невзначай (но это повергло меня в странный, неописуемый маленький шок): .


Это росло незаметно: это были сотни и тысячи переживаний, которые Мать назвала своей Агендой - более 6000 страниц, 13 томов: хроника будущего - великий Лес, в который я входил вместе с ней, даже не зная, что это был Лес будущего. Не знаешь, что это лес, не знаешь, что это будущее, но внезапно оказываешься перед одним деревом, затем перед другим, затем ещё одним... сотни и тысячи деревьев, растущих друг за другом. И внезапно ты понимаешь: да это же лес! Это лес!


Мы пойдём вместе в этот лес.


Великий лес Матери.


Лес следующего мира.


И это продолжается за вуалью, как если бы она вела меня за руку... как если бы она хотела, чтобы я достиг точки, где вуаль исчезает.


Тогда мы увидим.


Мы увидим материально.


10


^ ДРУГАЯ СТОРОНА ВУАЛИ


Путь в никуда





Мать поставила этот вопрос как раз за несколько дней перед своим первым заболеванием, в конце 1958 г. И это было первым ответом во плоти. Поистине, нам даются все средства, чтобы достичь цели, только мы не знаем, что они являются средствами. Довольно большая часть йоги тела состоит просто в том, чтобы осознать, что всё является средством. Хотя это выглядит пустяком, но это грандиозное открытие. И, конечно же, мы постоянно ищем ментальные средства, ментальную систему, ментальный ответ, но если Сверхразум находится в материи, тогда сама материя должна давать нам ответ, то есть, вся материя должна дать ответ. Под материей подразумеваются ступени, по которым ты взбираешься, бутылочки с водой для полоскания рта, пролетающая мимо птица, общая простуда и лезвие бритвы, которое слегка ранит твоё лицо, и тысячи маленьких окружающих тебя предметов, которые тайком учат тебя, что твоё тело - это моё тело и всё есть тело. Материя бескрайня. Материя чрезвычайно переплетена. И вопрос Матери посреди этих материальных джунглей в точности напоминает нам вопрос высшей обезьяны, столкнувшейся с маленькой неуловимой вибрацией, которую ей не удавалось закрепить в своей голове. Мать воспринимала Сверхразум один раз, два раза, десять раз, но это было нечто, так сказать: это приходило, великолепное, всемогущее, и исчезало, неизвестно куда или почему. Действительно, она должна была задавать этот вопрос долгое время, и, возможно, что именно её вопрос, повторение её вопроса, в конечном итоге привело к ответу. Сам факт вопроса был средством. Он вызывал мышление. Он уже был вибрацией, контактом с другой вещью. Но, очевидно, здесь, в нашем супраментальном переходе, это не голова должна задавать вопрос. Тело должно задать вопрос. Действительно ли тело задает вопросы? Ну, не совсем так, но оно живёт ими. Столкнувшись с заболеванием или удушающим местом или запахом смерти, оно пытается дышать нужным образом или выбраться из трудности. Именно тело должно искать и находить ответ.


Тело очень механическое: оно забывает, идёт ко сну, следует собственному заведённому порядку, а всё, что нарушает этот порядок, представляется ему ужасной катастрофой. Мать смеясь говорила о , но она вскоре испытает на себе, что Сверхразум - это, прежде всего, великая катастрофа тела. Тело должно подвергнуться , чтобы начать задавать вопросы и получать на них ответы. . И то же самое явление встречается на уровне тела. Этот переход земли, который начинает поражать всех, Мать сначала пережила в своём теле через всевозможные . . Возможно, должно также взывать тело земли. Оно должно начать задавать вопрос. Можно было бы сказать, что задать вопрос означает уже получить на него ответ, поскольку сам вопрос устанавливает контакт с другим миром, как вопрос обезьяны установил контакт с миром мышления. . Мать постепенно отходила к источнику мировой Болезни. Она собиралась задействовать в своём теле некое особенное , которое вскоре станет вопросом всего мира. Мир не , ничуть не больше, чем была больна Мать: он под вопросом.


Как можно закрепить Сверхразум здесь?


Да, за исключением того, что это уже в точности есть ! Потому что то, что называется , является старой тысячелетней привычкой - тело должно идти в никуда, это очевидно. Но оно действительно должно это делать. И сам факт делания этого, пути в то слепое , факт слепого блуждания по кругу, сам факт поисков наощупь уже является самим ответом: он вызывает материальные ответы, которые внезапно возникают повсюду, подобно мельчайшим созданиям, которые были не видны под сенью деревьев. Ты наступаешь туда, а оно ползет. . И главная наша трудность заключается в том, чтобы понять, что это ползание уже является самим ответом. Всё то, что скрипит, всё, что , всё, что вздымается - это ответ. Это начало . Только мы видим это неправильным образом, мы видим это через ментальные очки, которые, конечно же, находят, что это не согласуется с нормальным порядком и истиной, добрым здравием и моральностью - естественно, не согласуется. Это некая другая согласованность пытается показать своё лицо несмотря на разум. Некая согласованность, которая не согласуется ни с чем, кроме себя. Другая , которую следует понять. Очень трудно допустить, что неудобно старое, а не новое. . Вещи возникают сами по себе; то есть, в тот момент, когда мы решаем не смотреть на них с нашими обычными ментальными реакциями, они автоматически показывают свое настоящее лицо: смотри, я такова. Они рассказывают нам о своем чистом смысле. И всё раскрывает перед нами свой смысл. Разум привык запирать всё в клетку: убери клетку, и всё наполнится смыслом.


Но это грандиозный мир. Чем он мельче, тем более грандиозный. И в конечном итоге, что не удивительно, вся вселенная захватывается в маленькой клетке. Всё это одно и то же! То же самое движение. Остается гадать, зачем людям лететь на Луну! Они хотят утопить маленькое в большом. Но следует найти большое в маленьком. Мать входила в великий лес. Куда он вообще вёл? Беспорядок и хаос, как только вы пытались засунуть туда свой нос: так что, ты хочешь сделать что-то лучше нашего автоматизма? Ну, посмотри на своё ребячество. Следует обладать предельным ребячеством, чтобы иметь отвагу делать такую работу. Следует отважиться разучиться всему. Ментально всё очень хорошо, можно выделывать милую ментальную анти-ментальную акробатику, но когда ты имеешь дело с телом: разучиться ходить... разучиться дышать? Никто никогда должным образом не оценит... я чуть не сказал героизм Матери, но здесь нечто иное, более простое и более ужасное: вы должны иметь нервы из стали.


Она ступала шаг за шагом, тихо; слышался шорох её длинной шелковой мантии в коридоре, и вот она появлялась, улыбающаяся, смеющаяся. Она пыталась научить нас пути в никуда.


Деперсонализация


Этот коридор сам по себе был лесом. Длинный коридор второго этажа Ашрама, связывающий западное и восточное крыло. Комната Матери была на самом верху восточного крыла, на третьем этаже, напоминая большую каюту корабля посреди жёлтых цветов огненного дерева и шелеста кокосовых пальм. Она должна была уединиться в этой комнате в 1962 году, никогда больше не спускаясь вниз, кроме как в 1973, чтобы присоединиться к Шри Ауробиндо под большим огненным деревом. С момента так называемого заболевания в 1958 до своего уединения в 1962 был сначала долгий подготовительный период, чтобы прочистить почву леса, который открывался одновременно со всех сторон (или становился всё более густым, если угодно). Но лес начинался в коридоре. И так и будет всё время, прямо до самого конца, всё в большей степени и во всех подробностях: масса маленьких индивидуальных образчиков на её пути, каждый со своими проблемами, своей , своим протестом, своим требованием. И поскольку Мать уже давно перестала быть личностью, ограниченной своим , то она поглощала всё это, царственно и полностью, общую простуду и всё остальное. А, ты хочешь быть трансформированной, не так ли? Что же, тогда ты должна трансформировать всё... Тот вопрос, который задавало тело, , был, прежде всего, погребен под всем, что препятствовало этому закреплению. Это была проблема не одного тела, а всех тел. Или же нужно полностью уединиться, но что означает трансформация уединенного тела, да и возможна ли она? Изо всех вещей, которые я видел с Матерью - а были совсем ужасающие моменты - я не встречал больше сверх-человека или не-человека, чья жизнь столь бы пожиралась людьми без минутной передышки - ей негде было укрыться, кроме как в ванной комнате, но даже и там за ней могли наблюдать. Ни единой секунды для самой себя, в собственной комнате, чтобы просто подышать воздухом - до самого конца. По-человечески это непостижимо. Ни секунды, чтобы сбросить ношу. Они были безжалостны, все они. Они будут безжалостными до конца, без единого исключения. Как если бы сговорились все обстоятельства, чтобы отнять у Матери её собственную тюрьму, лишить её индивидуальности, так сказать. Но, конечно же, она ясно видела, что путь был везде, каждое мгновение, во всём, в хорошем, плохом, благоприятном, неблагоприятном - всё направлялось к трансформации, в правильном направлении. Она раньше говорила это детям на Плэйграунде: . И так в точности и происходит. Даже в последние свои дни, четырнадцать лет спустя, она снова скажет мне: .


И эти препятствия также служили путём. Это тот момент, который так трудно ухватить. Препятствия, возникающие в теле, являются условиями, необходимыми для движения вперёд. Без этого повсеместного удушья тело никогда не нашло бы средств для своего нового дыхания. Школа ускоренной эволюции ужасна. Природа мягко атрофирует и низводит на нет органы на протяжении веков, чтобы новые органы выросли на месте старых, но когда ты хочешь превратить рептилию в птицу за несколько земных лет, это мучительно для рептилии и совершенно непостижимо для ещё нерождённой птицы. . И иногда, поначалу, у неё вырывался крик, как если бы она получала облегчение, рассказывая мне вещи - она также была совсем человеком, эта Мать; давайте не делать ошибки: её сознание было не таким, как у нас, её энергия была не похожа на нашу, но её тело было сделано из нашей субстанции, той же самой болезненной субстанции. И с годами казалось, что все обстоятельства выстраивались таким образом, чтобы сокрушить

ekonomicheskaya-effektivnost-razrabotannih-meropriyatij-t-a-kovaleva-vnesenie-v-gosudarstvennij-kadastr-nedvizhimosti.html
ekonomicheskaya-effektivnost-veterinarnogo-obsluzhivaniya-zhivotnovodcheskogo-predpriyatiya.html
ekonomicheskaya-geografiya-kitaya.html
ekonomicheskaya-geografiya.html
ekonomicheskaya-i-organizovannaya-mezhdunarodnaya-prestupnost.html
ekonomicheskaya-informatika-konspekt-lekcij-soderzhit-teoreticheski-obobshennij-material-po-os.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-buhgalterskij-finansovij-uchet-po-specialnosti-060500-buhgalterskij-uchet-analiz-i-audit.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/urok-geografii-na-temu-kavkaz.html
  • predmet.bystrickaya.ru/referat-po-matematike-na-temu-osnovnie-metodi-resheniya-sistem-uravnenij-s-dvumya-peremennimi.html
  • spur.bystrickaya.ru/meropriyatij-proekta-metodicheskie-rekomendacii-v-pomosh-organizatoru-klassa-uchastvuyushego-v-proekte-7-9-klassi.html
  • bukva.bystrickaya.ru/s-22-po-24-sentyabrya-v-novosibirske-projdet-mezhdunarodnij-forum-interra-1-0-16-sentyabrya-oficialnie-novosti-4.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-1-metalli-16-chasov-vizovi-vremeni-chast-2-materiali-x-mezhdunarodnoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-izdatelstvo.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-po-discipline-gimnastika-s-metodikoj-prepodavaniya-dlya-specialnosti-050108-fizicheskaya-kultura-i-sport-forma-obucheniya-zaochnaya-vsego-kredita.html
  • letter.bystrickaya.ru/n-f-levin-svyashennik-i-kraeved.html
  • education.bystrickaya.ru/1a-g-chuchalin-a-g-chuchalin-hronicheskie-obstruktivnie-bolezni-legkih.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nravstvennoe-sovershenstvo.html
  • notebook.bystrickaya.ru/igra-dramatizaciya-kak-uslovie-emocionalnoj-otzivchivosti-detej-rukovodstvo-issledovatelskoj-rabotoj-uchashihsya-vo-vneurochnoe-vremya.html
  • college.bystrickaya.ru/34sozdanie-zadachi-instrukciya-po-ekspluatacii-elektronnih-klyuchej-123-prilozhenie-a-sistemnie-soobsheniya-125.html
  • composition.bystrickaya.ru/pervaya-pobeda-radio-v-vojne-igor-anatolevich-damaskin.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-pyataya-mnimost-vrashatelnogo-dvizheniya-i-torsionnie-polya-ekskurs-v-relyativistskuyu-termodinamiku-popitka.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konceptualnie-osnovi-belorusskogo-gosudarstva.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-21-edvin-lefevr-vospominaniya-birzhevogo-spekulyanta.html
  • essay.bystrickaya.ru/byudzhet-evrosoyuza.html
  • lecture.bystrickaya.ru/aman-tuleev-otsudil-u-gennadiya-zyuganova-chest-i-dostoinstvo-gosduma-rf-monitoring-smi-19-21.html
  • assessments.bystrickaya.ru/chast-3-praslavyane-na-krite-grinevich-gennadij-stanislavovich-praslavyanskaya-pismennost.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-4-o-prirodnih-sposobnostyah-traktata-o-chelovecheskoj-prirode-kniga-pervaya-opoznanii-87.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-modulya-matematika-v-socialno-gumanitarnoj-sfere.html
  • knigi.bystrickaya.ru/s-dokladom-optimizaciya-vznosov-vo-vnebyudzhetnie-fondi.html
  • studies.bystrickaya.ru/kulturologicheskie-koncepcii-vtoroj-polovini-xix-i-xx-vekov.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nedelya-8-bakalavrskaya-programma-521200-kafedra-sociologii-napravlenie-521200-sociologiya-bakalavriat-disciplina.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/adaptivnoe-upravlenie-promishlennimi-predpriyatiyami-v-konkurentnoj-srede.html
  • composition.bystrickaya.ru/otchyoti-uchitelej-nachalnih-klassov-gimnazii-za-2007-2008-uchebnij-god-stranica-15.html
  • notebook.bystrickaya.ru/ii-novie-aspekti-28-go-goda-i-otrazhenie-slova-blagodarnosti.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sovmestno-s-elenoj-minilbaevoj-stranica-21.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/414-vivodi-vselennoj.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-1-obshie-usloviya-provedeniya-zaprosa-predlozhenij-2012-g-izveshenie-o-zaprose-predlozhenij.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/naibolee-vazhnie-rezultati-prikladnih-issledovanij-i-razrabotki-gotovie-k-prakticheskomu-ispolzovaniyu.html
  • student.bystrickaya.ru/25-trudovie-otnosheniya-i-zanyatost-naseleniya-programma-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-respubliki-tatarstan.html
  • institut.bystrickaya.ru/statya-110-nalogovie-dohodi-stranica-13.html
  • exam.bystrickaya.ru/zastosuvannya-zastavi-yak-zapobzhnogo-zahodu-v-krimnalnomu-proces.html
  • textbook.bystrickaya.ru/ix-etnicheskaya-antropologiya-rasovedenie-rossijskoj-federacii-v-kachestve-uchebnika-dlya-studentov-visshih-uchebnih.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.